Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Культура

19.04.2018

Музыка с послевкусием

<p>19.04.2018</p>
<p>Музыка с послевкусием</p>

Есть люди, которые дарят вдохновение. Поговорив с ними за чашкой чаЮ, ты на неделю обеспечен хорошим настроением, новыми идеями и огромным желанием двигаться вперед, навстречу своей мечте... Просто потому, что их пример заразителен.
Молодой исполнитель из Могилева, солист белорусской музыкальной группы voidstock Артем Бессонов как раз из таких «вдохновителей». По-английски вежливый, немного скромный, интеллигентный — он словно герой романа Джейн Остин… В начале этого года увидел свет первый клип группы voidstock на песню The Ark («Ковчег»). Артем рассказал нам о том, с какими трудностями они столкнулись во время съемок клипа в Норвегии, о борьбе со своими страхами и о том, почему сам практически не слушает музыку…
— Артем, о чем ваша песня The Ark?
— О страхе перед неизвестностью, ведь именно неизвестность пугает нас больше всего. Страх этот часто прячется за самыми обыденными вещами. Например, мы думаем, что боимся экзаменов, но на самом деле просто не знаем, какой нам попадется билет. Осознав, чего конкретно опасаемся, мы обличаем своего врага, а это уже первый шаг к победе над ним. Я считаю, что со своим страхом важно и нужно бороться. Находясь в состоянии определенности, мы становимся самими собой, более природными, натуральными, ведем себя естественно, перестаем надевать маски… Наша песня как раз об этой борьбе, о победе над своими страхами, об освобождении, очищении от них…
— То есть тебя больше всего пугает неизвестность? Но ведь определенность — это порой так скучно…
— Я говорю о другой неизвестности. Когда друзья подготовили тебе сюрприз на день рождения или ты впервые отправляешься кататься на американских горках, не зная, какие ощущения при этом испытаешь, — это полезная неизвестность… Но если дело касается серьезных вещей, хочется знать, что тебя ждет завтра, хочется быть уверенным, что я иду по верному пути… Лично для меня неизвестность в таких вещах выглядит пугающе. Это не значит, что так должен думать каждый, это мои личные ощущения. Я выражаю их, чтобы люди об этом тоже подумали и нашли свою правду.
— Никто не знает наверняка, что ждет нас завтра. Именно поэтому многие выбирают профессии более приземленные, стабильные. Ты же, несмотря на свои «страхи», все же выбрал нелегкую карьеру артиста. Когда ты понял, в чем твое предназначение?
— Сколько я себя помню, всегда мечтал стать артистом. Будучи еще совсем ребенком, сочинял стихи, лет с десяти начал писать музыку. Так сложились обстоятельства, что профессионального музыкального образования я не получил, окончил всего пару классов в музыкальной школе. После школы поступил в вуз, учился одновременно на журналиста и юриста, получил сразу два высших образования. Какое-то время занимался фотографией. Но своей мечты стать исполнителем авторской музыки так и не оставил. К тому времени в столе лежали сотни написанных мною песен…
Однажды я просто выбрал наиболее достойные, на мой взгляд, свои работы и отправил их продюсеру Владимиру Кубышкину. Почему ему? Потому что наблюдал за его личностью через СМИ, и этот человек показался мне достаточно искренним. Через пару недель Владимир Николаевич предложил работать вместе. Так я переехал в Минск.
— Вместе с Кубышкиным вы записали три песни, на одну из них сняли клип, который показали в эфире на телеканалах Беларусь 1 и ОНТ. Это был хороший старт. В начале этого года у тебя появился новый проект под названием voidstock. Расскажи немного о нем.
— На самом деле, у нас сейчас не один, а целых два проекта — Ice paradise и voidstock. Дело в том, что раньше нам приходилось постоянно подстраиваться под массовую аудиторию, корректировать текст, мелодию, чтобы она звучала более «радийно». Сейчас мы решили пойти другим путем. Проект Ice paradise — более попсовый, доступный массовому слушателю, а voidstock — более личный, если так можно выразиться.
Voidstock буквально означает «запас пустоты». Обычно слово пустота у людей ассоциируется с чем-то негативным. Мы же расцениваем ее как пространство, которое нужно заполнить чем-то своим. Наш проект с большой ролью послевкусия. Когда заканчивается наша песня, появляется пустота, которую нужно заполнить своими мыслями, получая удовольствие от этого процесса. То есть мы не хотим насаждать свои идеи нашему слушателю. Безусловно, в полной мере это сделать не получится, поэтому мы выступаем в роли врача, выписывающего рецепт лекарства, — даем рекомендации, как стоит слушать нашу музыку.
— Кто входит в состав группы? И почему ты все-таки решил отказаться от сольной карьеры?
— В группе два человека — я и композитор Константин Устинович. Мы познакомились с ним, когда он делал аранжировку для песни «Где будем мы?» До этого он практически не работал с песнями, а записывал музыку для кино и рекламы. Поработав вместе, мы поняли, что музыкальные вкусы у нас сходятся, решили продолжить это сотрудничество.
Я не чувствую себя ущемленным в группе — песни исполняю я, стихи тоже мои. Для меня важно очень точно в плане внутреннего настроения донести до слушателя то, что хочется сказать, а Костя хорошо подкован технически, и у него потрясающе получается показать то самое настроение аранжировкой и музыкой. Так что я доволен, что не один.
— Как долго песня The Ark ждала своего часа?
— Музыку мы написали в студии практически за десять минут. А вот стихи написаны мной уже давно, года три назад. Когда была готова музыка, я понял, что эти слова очень хорошо лягут на мелодию.
— Как проходили съемки клипа? Почему вы выбрали для съемок именно Норвегию?
— Еще на стадии обсуждения будущего клипа я представлял, какое хочу создать настроение. Показывал оператору картины американского художника Эдварда Хоппера. Мне предлагали различные локации, в том числе атлантическую дорогу в Норвегии — все эти мосты над океаном, заснеженные верхушки гор. И все поняли, что это именно то место, которое нам нужно. То есть мы не выбирали именно Норвегию, а искали конкретное настроение. Поехали туда специально не летом, когда там все зеленое, а в конце ноября. Нам нужна была определенная погода — серые низкие депрессивные облака, снег…
— Сколько времени заняли съемки? Какие трудности возникали у вас в процессе работы?
— Съемки заняли две недели. Я думаю, что единственной нашей трудностью был очень короткий световой день — осенью в данной местности он занимает всего четыре часа. Поэтому дорожили каждой минутой.
Также однажды у нас застряла машина в снегу неподалеку от горного озера. Мы откапывали ее всей командой. Боялись, что не успеем снять все, что запланировали. К счастью, помогли местные норвежцы.
Но большей частью все проходило гладко.
— Артем, что тебя вдохновляет на творчество?
— Вдохновляет очень многое — места, книги, люди. Я очень люблю читать. Еще года три назад читал много художественной литературы, русских и зарубежных классиков, а также работы знаменитых философов — Ницше, Камю, Шопенгауэра, Сартра, Кьеркегора. Сейчас увлекся биографиями известных людей, из последнего — автобиография американского рок- и фолкмузыканта Брюса Спрингстина и выдержки из интервью разных лет французского кинорежиссера и сценариста Робера Брессона. Стараюсь больше читать на английском, вообще изучению английского я посвящаю в среднем около трех часов в день.
— А что насчет музыки? Каких исполнителей ты слушаешь?
— Как это ни странно, уже года два я практически не слушаю музыку, за исключением классики — Чайковского, Скрябина, Стравинского. Просто для того, чтобы современная музыка не оказывала на меня влияние. На мой взгляд, если хочешь создавать «чистую» музыку, лучше вдохновляться живописью, литературой, фильмами, а не другой музыкой. Тогда есть хоть маленький шанс, что ты будешь ни на кого не похожим… Иначе же будет получаться нечто вторичное…
— Одно из твоих хобби — путешествия. В каких самых интересных местах ты побывал? Куда бы хотелось вернуться?
— Я очень люблю открывать для себя новые страны. В свое время объездил почти всю Европу, побывал в Мексике, в Индии, в прошлом году почти два месяца прожил в Америке с друзьями. Мы остановились в Лос-Анджелесе, но иногда брали машину напрокат и выезжали в другие города, побывали в Лас-Вегасе, проехали через Неваду, Юту, Аризону. Посмотрели Долину монументов, Гранд-каньон и многое другое. Америка очень разная, и каждый будет воспринимать ее по-своему. Поэтому рассказывать о ней подробно и что-то советовать, я думаю, смысла нет — это рано или поздно нужно увидеть каждому своими глазами. Но могу сказать, что даже двух месяцев недостаточно, чтобы в полной мере почувствовать себя американцем…
В целом же больше всего мне понравилось в северных странах. В Норвегии, в Англии — вот куда бы я еще вернулся, и не раз…
— Тебя нельзя назвать туристом, скорее путешественником?
— Да, наверное, так можно сказать. Я не любитель пляжного отдыха, мне нужно прочувствовать атмосферу того места, в которое я направляюсь, немного пожить там в естественной среде. Море я люблю, но мне нравятся дикие пляжи. Обожаю ощущение присутствия у моря, люблю ходить вдоль берега, особенно в ночное время — это совсем другое настроение.
— Какие дальнейшие планы у группы voidstock?
— В ближайшее время мы планируем подавать несколько заявок на кинофестивали по всему миру в категории «Лучшее музыкальное видео» с нашей песней The Ark. Многие говорят, что у нас получилась очень кинематографичная музыка — я думаю, это хороший способ заявить о себе.
Кроме того, мы готовим еще две песни, которые, возможно, увидят свет еще до начала лета. На одну из них мы уже планируем снимать клип.
Беседовала Дарья ЗАЙЦЕВА.
Фото из архива Артема БЕССОНОВА.