Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Былое

5.04.2018

«Милицейский» дом на Лагерной

<p>5.04.2018</p>
<p>«Милицейский» дом на Лагерной</p>

Никто бы и не вспомнил о том, что в 1960-е годы XX века перед кладбищем в Могилеве в районе ул. Гагарина и бульвара Непокоренных проходила железнодорожная ветка. Если сегодня путаются даже с названием самого «приюта вечности». Одно время с левой стороны от входа на его территорию висела табличка с названием «Луполовское», а с правой — «Гагаринское». Веками называли кладбище Петропавловским, согласно наименованию ближайшей церкви.

Фотограф-любитель с Луполова
Но речь пойдет вовсе не о храме и месте упокоения жителей Луполова, а о том, что память о железной дороге и других забытых достопримечательностях Могилева сохранилась благодаря снимкам фотографа-любителя Николая Патрусова.
— Наверное, папа начал фотографировать во время службы,— считает его дочь Валентина Казак. — Отца призвали на срочную службу в армию перед началом Великой Отечественной войны, определили в пограничные войска. Демобилизовали папу не сразу после окончания войны: воевал с бандеровцами в Украине.
Как человек, привыкший к военной дисциплине, Николай Патрусов  в мирное время стал работать в следственном изоляторе Могилевской тюрьмы, здание которой находилось во дворе теперешнего Белорусско-Российского университета. В семейном альбоме сохранились фотоснимки времен армейской службы могилевчанина. Но самыми интересными в домашнем архиве Валентины Николаевны  являются любительские кадры мест проживания Николая Никитича, его родственников и соседей.
Николай Патрусов приглядел себе будущую жену на занятиях в танцевальном кружке в Доме культуры швейников.
Его мать Александра  Павловна происходила из рода Лобяк, представители которого на протяжении поколений трудились кожевниками на Луполово.

Берег левый, берег правый
Как известно, Луполово расположено на левом берегу Днепра. Александра Любяк или, как называет ее внучка, бабушка Шура, выйдя замуж, обосновалась на ул.Правобережной со стороны Подниколья. Когда ее сын Николай женился, то привел жену в родительский дом, где молодым выделили комнатку.
 — До войны  дед Никита работал на кожзаводе, бабушка воспитывала троих детей, держала хозяйство, — рассказывает Валентина Николаевна.— После войны, когда дедушки уже не было в живых, бабушке Шуре пришлось зарабатывать на жизнь.  Она до 80-летнего возраста работала спасателем на спасательной станции, находившейся на левом берегу Днепра. Но бабушка занималась не спасением утопающих, а перевозом на лодке всех желающих с одного берега реки на другой. Она гребла веслами, а за перевоз брала 5 копеек.
Когда фотограф-любитель поселился с женой у матери, то со всех сторон фотографировал и ее домик, и мать с курочками, и спасательную станцию, и Правобережную улицу, свою семью возле новогодней елки…

На плоту вдоль Пушкинской
— В 1957 году мы переехали на левый берег Днепра, мне тогда было пять лет. Родители получили комнату с кухней в «милицейском» краснокирпичном доме с надстройкой по центру над первым этажом, — продолжает Валентина Казак.
Ее родственница, Надежда Новицкая, жившая в доме, стоявшем по соседству с «милицейским», поясняет:
— Дом так назывался, потому что раньше в нем находился паспортный стол. Мой брат Женька,  он родился в 1945 году, ребенком любил зайти в помещение паспортного стола, которым заведовал папин добрый знакомый. Брат занимал очередь и терпеливо сидел, пока не выходил начальник и не спрашивал: «Зачем пришел?» «Получить паспорт»,— отвечал Женька. «Принеси справку: женат ты или холост»,— подыгрывал ему начальник. Брат бежал домой просить справку.
В «милицейском» доме дружно жили пять семей. Вместе двор убирали. Николай Патрусов запечатлел, как соседи подметают общий двор.
— Видите бочку во дворе?— показывает на снимке Валентина Николаевна. — Все соседи по очереди наполняли ее водой, чтобы поливать грядки.
— У нас очень хорошо росли огурцы на земле поймы Днепра, — говорит Надежда Васильевна. Дом ее родителей Лобяков на ул. Лагерной стоял там, где сейчас находится остановка за поворотом с Пушкинского проспекта на Гагарина. — Тогда остановка тоже располагалась перед нашим домом. Только автобус ходил, наверное, раз в день.
Надежда Васильевна вспоминает, что дом Лобяков был в низине, которая «спускалась» от ул.Пушкинской. Когда разливался Днепр, то по огороду и по тому месту, где сейчас возвышается Дворец культуры области, плавали на плоту.
Ее родственница Валентина Казак упоминает о зимних детских забавах:
— Вход к нашим соседям Стольбергам, жившим в мансарде на втором этаже, вел со двора по деревянной лестнице. Зимой она обледеневала и мы, дети, катались по ней, как с горки.
 Зима памятна для Валентины Николаевны и ее братьев еще и тем, как весело праздновали тогда Новый год. Поскольку в «милицейском» доме потолки были на трехметровой высоте, то и елку ставили до  самого потолка.

Сон-трава росла на песке
В период жизни на ул. Лагерной Николай Патрусов и увековечил железную дорогу вдоль кладбища, по которой перевозили в вагонетках торф, добываемый на Гребенево. Отдельно сфотографировал вход на кладбище с приземистыми краснокирпичными столбами с изображением крестов.
— На Луполовском кладбище похоронены родители отца, бабушка Шура и дедушка Никита, и многие другие родственники,— Валентина Николаевна называет по привычке послевоенных поколений кладбище «Луполовским».
—  Мы любили ходить гулять за кладбище, за которым тогда заканчивался город,— делится воспоминаниями Валентина Казак. — За ним находилась территория аэродрома со взлетно-посадочными полосами. Весною ходили собирать в его окрестностях сон-траву, которая росла на песчаной почве. Там, где сейчас возвышаются многоэтажные дома между бульваром Непокоренных и проспектом Шмидта. Обычно сон-трава растет в сосновых лесах, почему эти цветы «облюбовали» луполовские пески, какая-то загадка природы.
В 80-е годы прошлого века дома на правой стороне ул. Гагарина (бывшей Лагерной) стали сносить.
— Тогда начали строить Дом культуры МПО «Химволокно», как назывался прежде Дворец культуры области, — говорит Валентина Казак. — Все частные дома снесли, последним оставался «милицейский» дом, из которого соседи выселились. Жили только я, беременная, с мужем, потому что нам выделяли однокомнатную квартиру. В последний момент стройтрест № 17, сносивший дома, дал все-таки нам ордер на «двушку».
В архиве фотоснимков, оставшихся после Николая Патрусова, запечатлена вся жизнь его семьи. Маленькие дети, свадебные фотографии Валентины на фоне «милицейского» дома. Дома, подлежавшие сносу,  и новостройка Дома культуры на заднем плане. Само здание дореволюционной постройки, очевидно, ставшее государственной собственностью после национализации домов зажиточных горожан в послеоктябрьский период. «Милицейский» дом, как символ уходящего времени, в сравнении с грядущим веком.
Людмила ГРИШАНОВА.