Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
"ДНЕПРОВСКАЯ НЕДЕЛЯ"

7.02.2018

Оперный роман

<p>7.02.2018</p>
<p>Оперный роман<br>Отношения со сцены перетекли в жизнь
В прошлом году на международном музыкальном фестивале  «Золотой шлягер» в Могилеве выступили известные во всем мире оперные певцы Чингис и Елена Аюшеевы. Сопровождал выступление заслуженный коллектив Республики Беларусь оркестр народных инструментов им. Леонида Иванова. Было здорово! Публика не скупилась на аплодисменты и восторженные крики «браво», а корреспонденты «ДН», едва дав артистам отдышаться, побежали за кулисы, чтобы узнать, в чем секрет такой зрительской любви.

«Влюбилась в голос»
— Елена, Чингис, нам очень интересно узнать, как вы познакомились…
ЕЛЕНА: Чингис учился на пятом курсе Московской консерватории, а я на третьем. Готовился дипломный спектакль «Богема» Пуччини, где Чингис играл главного героя Рудольфа. В то время меня в Москве не было, уехала на конкурс. Помню, позвонил педагог из консерватории: «Лена, надо срочно выучить партию Мими!»
Приехала, выучила, пришла на репетицию. Это сейчас Чингис такой бравый, красивый, а тогда смотрю — стоит бедный студент, во что попало одет. Но когда этот неприглядный мальчугашечка открыл рот и из него повалил такой голос, я потеряла голову. Влюбилась в талант, в голос. Голос — это твоя суть, твоя душа, которая поет. Не важна внешность — человека можно одеть, обуть и разукрасить, но суть и естество певца проявляется в голосе.
Первой влюбилась я, а Чингис не смел…
— То есть вы ухаживали?
ЕЛЕНА: Я приручала (смеется). Моя мама, когда пришла на спектакль, сказала: «Какой мальчик! Берем». И взяла над Чингисом шефство: «Лена, отнеси ему пирожки, надо позаботиться».
Чувства развивались на репетициях спектакля, из-за этого он получился очень искренним. Любовь разворачивалась на сцене между главными героями и в жизни, и я помню, что зал и госкомиссия рыдала — и Зураб Лаврентьевич Соткилава, и Клара Григорьевна Кадинская, и вся кафедра. Потом мы вместе с Чингисом пели в спектакле «Иоланта». Роман со сцены перетек в жизнь. Мы уже 14 лет вместе.
ЧИНГИС: Я считаю, что Лена меня спасла. Я был очень закрытый человек, стеснительный, закомплексованный. Меня каждый год грозились отчислить… Лена правильно говорит, что я «не смел». Мы много говорили, и она своим обаянием растопила лед, было ощущение, что я давно ее знаю. У нас в буддизме говорится, что один человек встречает другого не зря. Это карма. Мы могли в прошлой жизни быть врагами, а в этой должны  притереться друг к другу, чтобы отработать свою карму именно перед этим человеком.

Макароны
и новый костюм
— Как вы настраиваетесь перед выходом на сцену? Есть ли какой-то ритуал?
ЧИНГИС: Мне важно, чтобы в гримерке стояло фортепиано, чтобы распеться, настроить голос. Главное — слова не забыть, приходится учить большой объем текста. Перед выходом читаю буддистскую молитву.
ЕЛЕНА: В годы студенчества я ездила с Зурабом Лаврентьевичем на фестивали и видела, что ему важен подход к концерту, чтобы психологически было комфортно. Он обязательно возил с собой макароны, ел за два часа до концерта. Такой алгоритм тебя настраивает правильно, и ты спокойно выходишь на сцену, а если что-то выбивается... Чингис, например, любит забывать концертный костюм или брюки.
— Зато новый костюм мне покупаем, — с улыбкой добавляет Чингис.
— Вам часто удается вместе ездить? Супругам выступать вместе тяжело?
 ЕЛЕНА: Чингис за меня переживает, а я переживаю за него. А артист на сцене должен на себе концентрироваться, сосредоточиться на своих задачах. Мы любим вместе ездить, но это получается редко.
— А свою дочь в будущем видите на сцене оперного театра?
ЕЛЕНА: У дочери есть все данные, голос и артистизм. Когда она  была маленькой, тоже ездила с нами, и мы вместе выходили на сцену. Сейчас ей уже 13 лет.
У нашей профессии две стороны, и зрители видят только красивую картинку. Но насколько это тяжелый труд, какие нервы! У тебя нет размеренной жизни, ты постоянно в стрессе. А сколько талантливейших людей из-за неудавшейся карьеры живут с обидой, не перечесть…
ЧИНГИС: Дочь с детства живет в мире музыки, учится в музыкальной школе, играет на фортепиано, поет в ансамбле и в церковном хоре. Мне не хотелось бы для нее «музыкальной» судьбы, я сопротивляюсь. Но пусть сама выбирает.
— А родня у вас поющая?
ЕЛЕНА: Моя мама — пианистка. А в семье были режиссеры и актеры драматических театров. А Чингис — самородок.
— Наверное, семейные встречи весело проходят?
ЧИНГИС:  Если люди не знают, что мы певцы, то мы не признаемся. Когда в деревню приезжаешь, а где-то собираются играть свадьбу, даже незнакомые люди сразу зовут: «Поехали с нами, попоешь!»

Как не бояться сцены
— А какая музыка у вас в плейлисте?
ЧИНГИС: Если очень много спектаклей или концертов, тогда ничего не слушаю. Чтобы переключиться, могу посмотреть мультик.
ЕЛЕНА: Мы слушаем только по работе, а домой приходим и все выключаем, чтобы было тихо.
— Елена, с вашим гастрольным графиком вы готовить успеваете?
— Я готовлю хорошо, но редко и мало. Один раз в день с утра, когда есть время. Чтобы ребенок пришел из школы, а муж с репетиции, и что-то было на плите — суп или второе. А чтобы было первое, второе, третье и компот — такого из-за нехватки времени не бывает.
— Знаю, есть люди, для которых выход к зрителю — худший кошмар. Поделитесь опытом, как научиться не бояться сцены?
ЕЛЕНА: Если так, лучше вообще не выходить. У меня был выбор — дальше заниматься фортепиано или петь. И я понимала, что на сцене за фортепиано у меня такой стресс, что даже контролировать его не могу, ноги и руки трясутся. А выйти и спеть мне в радость.
Не рекомендую принимать валерианку, пить коньяк. Только сцена учит. Надо как можно чаще выходить к зрителю.
ЧИНГИС: Если человек долго пел в классе, а на сцену не выходил, на публике он тут же потеряется, не сможет даже звука издать. У нас профессор в консерватории, имеющий уникальный голос, не мог петь на сцене. Его даже пригласили в Большой театр, но он так и не смог справится с адреналином.
Как не бояться? Кто-то рассказывает, что матюкается про себя, выходит на сцену с агрессией. Я иду на сцену с любовью и светом, которые даю зрителю. Представляю, что пою на репетиции, а не на спектакле. На репетиции ведь не страшно ошибиться.
Итальянский тенор Ди Стефано мог перед спектаклем курить и коньяк пить, в ванной лежать и загорать. Выходил на сцену «Ла скала», «пускал петуха», извинялся, что не может петь сегодня. Но зрители его не отпускали, все ему прощали! Он пел сердцем. А Паваротти, который четко технически исполнял партии, за одну ошибку в «Ла скала» освистывали.
Когда поешь с такой энергией, пусть даже плохо поешь, тебе простят все ошибки и даже то, что слова забыл...
Мария ХЛЫСТОВА.
Галина ГАВРИЛОВИЧ (фото).