Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Прошу слова

1.02.2018

Из картошки ды ў бульбу

<p>1.02.2018</p>
<p>Из картошки ды ў бульбу<br>Мелодия из радиоприемника звучит как раз под настроение: про снег. Именно о нем поет «машинист» Андрей Макаревич. С тем только отличием от других его хитов, что этот записан на … белорусском языке. Исполняет песню Макаревич чисто, без всякого акцента. Сказываются все-таки гены предков по линии отца, проживавших в свое время на Брестчине.
Но речь пойдет не о российском музыканте с белорусскими корнями, а о наших с вами корнях, ветвях и листьях. На размышление такого рода навело дальнейшее прослушивание радиопередач.
Вспоминаю, как наш школьный учитель белорусского языка, подшучивая над «трасянкой», на которой мы в основном общались, произносил свою любимую фразу: «Выскочил заяц из картошки,  испугался ды назад у бульбу». А после этого советовал повнимательнее прислушиваться к тому, как говорят дикторы радио.
Однако будь жив он до сегодняшних дней, вряд ли бы дал такой совет. Если прежде речь дикторов была безукоризненно правильной, то сейчас в радио- и телеэфире могут сказать всё, что угодно. Особенно на «роднай мове». Вот в передаче на ТВ ведущий представляет собеседницу: «старэйшы навуковы супрацоўнік». На что молодая женщина вправе обидеться. Поскольку она «старшы навуковы супрацоўнік».
Другой ведущий вдруг говорит: «галубы колер», когда по-белорусски —«блакітны». Его коллега бойко рассказывает про «тарговыя палаткі». Ну почему не «гандлёвыя»? И уж едва ли не каждый день слышишь про какую-то «тыпаграфію». Хотя это предприятие на «мове» называется «друкарня». Добавим сюда механически переведенные на белорусский язык такие выражения, как «кропка зроку» (правильно: «пункт гледжання»), «свяшченны доўг» (правильно: «свяшчэнны абавязак»).
Один знакомый столичный литератор рассказал забавный случай аккурат в тему. Из российского издательства ему прислали перевод его рассказа. В оригинале было написано: «У канюшыне гучна стракаталі конікі». («В клевере громко стрекотали кузнечики».) Но в русском варианте рассказа он прочел: «В конюшне громко ржали лошадки»...
Комментарии  излишни!..

Николай РУДКОВСКИЙ.