Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Особый взгляд

14.12.2017

МОНОЛОГ ИЗ КОНВЕРТА

<p>14.12.2017</p>
<p>МОНОЛОГ ИЗ КОНВЕРТА<br>До чего же бездонна жизнь! Стоит ответить на один вопрос, тут же возникает другой. Сюжеты ну просто неисчерпаемы. Именно об этом подумалось при взгляде на обратный адрес. Мало того, что Солигорский район, так еще и незнакомый поселок Новополесский. Населенный пункт с подобным названием в мою «маршрутную карту» не входил ни разу. Странноватое письмо.
По неровному почерку немолодой возраст определялся сразу. Что называется, привет от Шерлока Холмса. Да и кто из молодых нынче эпистолярный жанр предпочтет… Чуть ли не из разряда фантастики.
Предположение оказалось верным. Адресат — почти девяностолетняя старушка. И только уже в процессе чтения постепенно выяснилось: она — факт и моей биографии. Того ее эпизода, когда молодой корреспондент приехал к одной из лучших в районе сельских учительниц. Боже, какая давняя встреча! Не настолько, чтобы измерять историческими этапами, но несколько десятилетий все-таки прошло.
Тем более интересно было понять подспудный смысл неожиданного послания. Своеобразной исповеди той, с которой однажды пересеклись не столько жизненные пути, сколько временные интересы. Отдельные встречи, правда, случались и позже, однако все это в основном до переезда к дочери. И вдруг такой многостраничный душевный «стриптиз».
…Перечитал несколько раз. Понимал, написано таким плотным почерком не только ради информационного посыла. За ним явно что-то стояло. Исповедальное, человеческое, нутряное… Вот сокровенное «что-то» и хотелось разгадать.
Казалось бы, воспоминания — вещь тихая. Вчерашний день обычно входит в тебя неспешно, без стука. Ко мне же вдруг шагнул неожиданно и решительно. Прямо из почтового ящика. Причем день не столько мой, сколько чужой. Пришлось задуматься: почему, для чего? Ведь не просто так взялась за перо эта милая, доверчивая женщина.
Постепенно понял: каждая строчка — своеобразная импровизация на тему «Я оглянулась посмотреть». В песенном варианте был мужской ретроспективный взгляд назад. В конкретном случае пол не имеет значения. Его имеет только то, что заставило пожилую женщину провести своего рода частичную инвентаризацию прожитой жизни. Более того, пригласив для нее однажды встреченного собеседника.
Все еще удивительнее от того, что степень откровенности до обнаженности. В каждой строчке правдивость, превозмогающая всякую осторожность. Никакого желания хоть на момент показаться лучше, чем есть на самом деле. Будь то о семье, себе, близких, родственниках… В такой способности открывать личное угадывалась не очень частая способность проникать в общечеловеческое.
Скажем, вот она пишет о дяде, так много сделавшем для нее на старте жизни. Фактически давшем позитивное ускорение послевоенной биографии девушки. И вдруг ловишь себя на мысли, что все это не столько об одном отдельно взятом родиче, а о доброте вообще.
То, о чем написала на семи страницах не только ее личная история, не история отдельно взятой семьи, а в такой же степени летопись страны. Тот отрезок, что совпал с личностным становлением. А значит, повествование не элементарный пересказ — материал для своеобразного подведения итогов. Пока живешь, все они предварительные. Себя же, перечитывая, воспринимал всего лишь как ее повод высказаться. Как внимающий «объект».
Во всей тональности какая-то детская доверчивость. Открытая, искренняя, симпатичная… При полном отсутствии нередкого общежитейского, страхующего возможные неприятности. Проникнув в свою душу, постигнув с течением времени ее глубины, не посчитала нужным все переводить в разряд банальной бытовой зарисовки.
Лейтмотивом через неожиданное почтовое отправление проходит четко сформулированный для себя вывод. Суть его в том, что при любом сценарном раскладе самое правильное отношение к прожитым годам — благодарность. Людям, возможностям, обстоятельствам… Но прежде всего самой жизни. Все-таки была, состоялась, подарила немало прекрасных мгновений. Умнее, благотворнее принимать ее как положительный опыт.
Да, конечно, рассуждает она, на какие-то вещи во второй половине девятого десятка прожитых лет смотришь иначе, чем в двадцать. Срабатывает логика возраста. Но в целом автор не подгоняет вчерашние факты под сегодняшние мысли. От этого тон письма еще доверительнее. Оно просто щемяще трогательно от первой до последней его строчки. Честно, самокритично, на обнаженном нерве.
Главное же: все пропущенное через мозг, душу и сердце, словно сигнал остальным — человеку нужен другой человек. Для того, чтобы ты высказался, а тебя — поняли. Своего рода концентрация внимания не только на себе, но и на других тоже. На жизни вообще.
Кстати, в связи со сказанным, поделилась относительно недавним важным для себя впечатлением. Даже, скорее, запечатлением, потому что оно визуальное. Дескать, гуляя с правнуками, случайно обнаружила открытку. Оказалось, очень оптимистичную. Запомнилось, художница иностранная и изображены на ней милые, веселые, больше смахивающие на детей старики и старушки. Эдакие жизнерадостные гномики.
Первый вопрос самой себе: где такие увидены, подсмотрены. Больно уж все игрушечно, нереально. Даже прокомментировала:
— Знаете, мне б ни в такую открытку, ни в такую жизнь попасть бы не хотелось. Как-то все мимо правды. Моей и моих родителей. Моя улыбка, мои радости, моя надежда — внуки и правнуки. Только глядя на них, понимаешь вечную молодость слова «надежда».
…Речь в письме шла о разных периодах жизни. Детстве, юности, молодости, старости. Может, поэтому вспомнилась популярная некогда «матрешка». Для меня не только игрушка, но и какой-то недодуманный символ. Ощущение такое, будто в нас заключается несколько экземпляров самих себя же. Таких похожих и непохожих. А уже в самой глубине малюсенькая фигурка, из которой выросли мы нынешние. И уже через воспоминания устраивающие виртуальные встречи.
Словом, письмо-монолог было с явным расчетом на диалог, на продолжение. Иначе для чего номер телефона? Позвонил, подробно поговорили. Первым делом поинтересовался, как нынешние дела? После некоторой паузы заметила: «В порядке! Вот только с девяностолетием на горизонте порядок несколько иной!»
Ну что тут скажешь… Мудро!

Наум Сандомирский.