Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Особый взгляд

19.10.2017

Пилу и ту «Дружбой» назвали...

Разговор по телефону в каком-то смысле ритуал. Особенно в начале, когда в ходу некие обкатанные фразы, акцентированные ударения, психологическое прощупывание…
Этот же — полное выпадение из «жанра». Старт тем более удивительный, что на другом конце линии почти девяностолетняя женщина. Откуда такие напор, взволнованность, динамика?
— Вы меня так заставили переживать. Несколько дней подряд звоню и все безрезультатно. Грешным делом подумала, не случилось ли чего?
Минута-другая ушли на то, чтобы ее успокоить. Перевести разговор в привычное бытовое русло.
Но самое главное для меня началось чуть позже. Что называется, завела, подлила масла в огонь — вопросы, связанные с дружбой, интересуют меня постоянно.
Означенное качество всегда считал своеобразным взрывом взаимных симпатий. Тем, что проходит серьезную проверку временем. Откуда безотчетность приязни, родство двух однажды встретившихся душ?
Вот и здесь все начиналось для меня с обыкновенного профессионального эпизода, ставшего своего рода заявкой на общий сюжет. Приехал в деревню написать о сельской учительнице. И почти моментально сработало то, что один поэт с некоторой моей перефразировкой назвал неписаным законом «внезапного рождения симпатий». В нашем конкретном случае — прочных. Как-никак, до сих пор в «теме». А ведь даже не годы прошли — десятилетия. Да и живет нынче в другой области. Дружим же не только с ней, а, как говорят в таких случаях, семьями.
Кстати, за годы журналистских пересечений подобных глубоких «дружб» завязалось немало. Чуть ли не по всему периметру района. Одни более явно выражены, другие менее, но сама тенденция очевидна. Попробуй тут обойтись без эмоциональных междометий!
Еще актуальнее, на мой взгляд, вполне уместный вопрос: что ж диктует именно такой теплый характер отношений? И здесь уж никак без разговора об особенностях дружбы, ее подоплеки. Как безотчетной, так и вполне осязаемой приязни, выявляемой на встречном движении.
Признаюсь, долгое время мною не совсем четко различались границы между товариществом, приятельством, длительным знакомством и дружбой. Они были легко перетекаемы. Как-то уж очень поверхностно артикулировалась ответственное словосочетание «это мой друг». Пообщаешься с человеком раз, другой, третий, и ярлычок приклеен. Чаще всего поспешно. Теперь вроде обладаю большей определенностью на этот счет. Поэтому и рискну высказать несколько предположений.
Во-первых, сегодня воспринимаю ее не как взаимозависимость всякого рода, а прежде всего взаимопритяжение. Меньше всего прагматичное, а душевное. По принципу, объем дружбы — объем нашей души. Горизонты нашей дружбы — горизонты общих желаний, интересов.
Что, казалось бы, делить со встревоженно позвонившей старушкой? А вот поди ж ты… Не услышали друг друга с месяц, и уже какая-то тревога появляется. Бывало, даже московский номер сына набирал, чтобы выяснить причины долгого молчания.
В итоге получается: если кровная людская общность — данность, не тобой организованная, то личностная — выбор души. Причем они ни в коем случае не поглощают, не нивелируют прочность связей. Все это может существовать и параллельно. Порой нет-нет да и услышишь в отзыве о ком-то из родителей: «Он мне больше, чем отец, он еще и мой друг».
У меня, например, и со своим папой так было. Да и с мамой тоже гораздо больше, чем чисто родительские отношения. Тут все дело просто в уровне взаимной доверительности.
Такое, конечно, не так уж часто встречается, поэтому «не имей сто рублей, а имей сто друзей» не из моего репертуара. Сразу же возникает вопрос: а не многовато ли? Хватит ли души на такое количество тех, кого поспешили назвать друзьями? Товарищей, знакомых, приятелей, сослуживцев… Этого сколько угодно. А друзья все же штучный товар!
Более объективен другой посыл — «друзья познаются в беде». Ну, насчет беды не стал бы так заострять. А вот даже просто трудная ситуация действительно может протестировать на прочность. Ведь наверняка прав был поэт, однажды сказавший:
Медовое слово сказать на пиру
Способен и тот, кто не склонен               к добру.
И действительно, пир он и есть пир. А вот неприятность, сложность той или иной ситуации, возникшая проблема могут объективнее ответить на вопрос, что было стержнем дружеских контактов.
Тут же выявляется: союз двоих не такое уж простое дело. Над отношениями тоже надо работать. Иначе то, что мы, не загружаясь смыслами, называем дружбой, таковой может не оказаться.
Вывод несложен: если в симпатиях, антипатиях еще допустимо ошибаться, то в дружбе по большому счету — нет. Или, как минимум, нежелательно. Ошибка переживается и дольше, и больнее. А раз так, то только о настоящем друге можно сказать: «Мой человек!» Вроде всегда был пунктир, и вдруг внятный, глубокий сценарий отношений. Одна из линий, проходящая через твою жизнь.
Но это вовсе не значит, что он идеален. Да и ты всегда имеешь к себе массу претензий. Просто принял человека в душу таким, какой он есть. Он же в свою очередь — тебя. Подобная снисходительность во встречном движении тоже неплохой залог дружества. Имя каждой дружбы — это имя того человека, с которым ты конкретно дружишь.
… Не уверен, что телефонный постфактум у Валентины Андреевны был такой же, подробный. Мне вполне достаточно ее реплики о том, что обрадовалась нашему диалогу. Мое же «послесловие» оказалось намного подробнее. По мере того, как думал обо всем этом, оно постепенно превратилось в приятное после­вкусие.
Назавтра же, не выдержав привычной для нас паузы, уже сам проявил инициативу. Позвонив, подробно рассказал приблизительно о том, что сейчас, возможно, читаете. Она во многом согласилась и опять была очень рада.

Наум САНДОМИРСКИЙ.