Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Земляне

5.10.2017

Трудная дорога к эфиру

<p>5.10.2017</p>
<p>Трудная дорога к эфиру</p>

Школьный двор. Мальчишки играли в футбол, а девочки, как всегда, с восхищением наблюдали за происходящим. Но только я не сидела в «зрительном зале», у нас с подругой свои заботы: взяли обычную бутылку из-под газировки, привязали к ней скакалку, (имитируя микрофон с камерой), бегали по полю и брали интервью у вечных девичьих кумиров — дворовых футболистов. Мы задавали им различные вопросы: начиная с того, сколько им лет и на кого хотят быть похожими — на Рональдо или Бэкхема и заканчивая рассуждениями о значимости футбола в габаритах детской площадки. Об этом я вспоминала спустя 10 лет, когда подавала документы на журфак.
Наш могилевский вуз предлагал мне профессию журналиста печатных СМИ, в то время как минский БГУ манил обилием направлений: теле-, радио-, веб-журналистика… Но быть телерепортером или радиорепортером даже не мечтала. Всегда казалось, что такая профессия для избранных... Поэтому решила штурмовать МГУ им.Кулешова.
Штурм удался. Но едва «окунувшись» в азы журналистики, поняла, что детская тяга к микрофону и камере возрождается. Только не могла понять, за какую ниточку ухватиться, чтобы заветная мечта о работе на телевидении сбылась. Возможно, я бы еще долго искала «входы» и «выходы», если бы нас, студентов, не начали приглашать на съемки молодежного ток-шоу «Перезагрузка». И тут я поняла, что это отличная возможность засветиться на «голубом» экране. И в голове сейчас же нарисовалась прекрасная картина: сижу, хлопаю глазками, мило улыбаюсь, а тут выскакивает режиссер из-за «шторки» и говорит: «Как же долго мы вас искали! Вы нам подходите! Мы берем вас на работу».
Шутки шутками, но один раз меня все же заметили. Обсуждали в программе очередную животрепещущую тему, решила высказать свое мнение, да так высказала, что мое лицо было во всех анонсах выпуска программы. Даже главный редактор потом сказал: «Вот такие эмоции должны быть у всех! Вот это журналист! Молодец!» И кажется, здесь должна быть история о том, как меня позвали вести 10 программ сразу и в конце концов вручили «Телевершину». Но закончилась «Перезагрузка», закончилась и моя «звездная минутка», мы разошлись с телевидением как в море корабли. Но, как потом оказалось, не навсегда…
На выпускном курсе в гости к студентам-журналистам заглянула Татьяна Ларина, начальник развлекательного отдела телеканала «Беларусь 4 Могилев», и пригласила желающих поучаствовать в кастинге, попробовав свои силы в качестве репортера. И я конечно же не могла упустить этот шанс: сходила, посидела перед камерой, поотвечала на вопросы, поулыбалась, услышав в ответ: «Мы вам перезвоним!» Стандартная фраза, но почему-то внутри теплилась надежда, что вот-вот все-таки перезвонят. И это «вот-вот», казалось, наступит сегодня, потом завтра, потом через неделю… А через месяц уже была просто уверена, что этому не бывать… Но несмотря на долгое молчание — перезвонили. Сказали: «Приходи. Будешь учиться!»
А учиться было чему… Первое, что услышала: «Будем пробовать тебя на ведущую студенческой программы «Alma mater». Приходи на тракт». Не поверила своим ушам — я? Ведущая программы? Да и таинственное слово «тракт» изрядно напугало (как оказалось позже, таких «страшных» слов будет еще немало). Чуть позже узнала, что тракт — это пробы на роль ведущего. И на нем все, что от меня требовалось, — это вести максимально непринужденную беседу с моим соведущим (почти как в жизни, но на камеру), обсуждая новости студенческой жизни, при этом делая подводки к сюжетам программы. Первое время волнение и страх сковывали не только движения, но и зубы. Ведь кроме камеры рядом оператор и редактор, которые наблюдают за процессом. А боязнь ошибок была настолько велика, что приходилось по пять раз переписывать так называемые «подводки».
Следующим шагом в пункте «учиться» был сюжет, материал, который видит зритель на экране телевизора. Для меня это был самый сложный и страшный пункт. Вначале отправлялась на «выезды» в качестве зрителя с опытными журналистами: наблюдала, как они работают, как разговаривают, о чем и как спрашивают. А после нужно было написать текст сюжета, то есть то, что видит и слышит зритель на экране, но только в бумажном варианте. Когда мне показали пример такого материала, глаза разбежались — всюду незнакомые обозначения: снхр, стендап, кор. з/к, лайф. Какие-то строчки подчеркнуты, какие-то слова выделены, какие-то секунды прописаны. Несмотря на то, что за спиной 4 года учебы на факультете журналистики, к такому меня жизнь не готовила... Но при детальном рассмотрении и при помощи коллег все эти слова обрели смысловую нагрузку. Оказывается, «снхр» — это синхрон (кусочек из интервью в кадре). Лайф — это тот же синхрон, но в нем герой интервью двигается или совершает какое-либо действие (при этом может что-то комментировать). Стендап — это речь самого корреспондента в кадре. Кор. з/к — это «корреспондент за кадром» — текст, который читает журналист, в то время как идет видеоряд. Надо же!
Но, как оказалось, чтобы написать сюжет, знания заумных слов недостаточно. Нужно просидеть минимум несколько часов, чтобы получился слаженный, логический текст. Хотя какие пару часов? На написание первого сюжета у меня ушло несколько дней! Ведь нужно было отсмотреть все видео, выбрать лучшие синхроны, лайфы, стендапы, а после связать их простым и доступным для телезрителя текстом.
Следующим этапом погружения в «тележизнь» были съемки в студии. Сама студия для записи совсем небольшая — около 40 квадратных метров. Для такого типа помещения это очень маленькая площадь. Большие телевизионные программы имеют площадки от 200 «квадратов». Но самое удивительное то, что могилевская студия, несмотря на это, работает на полную мощь, в ней записываются десятки программ. Быстрая смена декораций, света, камер за 5 минут превращает программу «Ранехонько» в выпуск новостей. Вот что значит, когда работают настоящие профессионалы!
Мое знакомство с товарищем «студией» вышло непростым. Запись проходит следующим образом: приходишь в студию, там уже стоит тумба, кресло, кроме оператора никого нет, за стеклом — режиссер и звукорежиссер. Садишься, тебе вешают петлю (так называют небольшой микрофон) и настраивают камеры. А потом режиссер кричит: «Поехали, детка!» И тут начинает двигаться суфлер (экран, с которого ведущий программы читает заранее подготовленный текст). Если это прямой эфир, то редактор даже случайно запнуться не имеет права. А вот мне зачастую текст приходилось перечитывать по 10 раз (повезло, что некоторые программы идут в записи). Ведь прочитать даже пару десятков строк без ошибок, без запинок, с толком, с чувством, с расстановкой — задача не из простых... Моя работа в студии длится уже 5 месяцев, но сколько бы ни читала текстов, сколько бы ни готовилась заранее к эфиру, каждый раз бросает в пот от вида суфлера и страха, что опять могу запнуться. Правда (и это просто удивительно), через 5 минут этот страх перед небольшим экраном проходит, и ты уже чувствуешь себя вполне уверенно.
Телеканал «Беларусь 4. Могилев» — это шкаф Нарнии: мало кто представляет, какая большая работа кипит внутри этого небольшого здания, сколько неизведанного прячется там от глаз телезрителей. На экране мы видим лишь с десяток журналистов, а когда приходишь на студию, оказывается, что это лишь малая часть огромного пласта работников телевидения. Чтобы сделать сюжет, журналисту нужен оператор, ведь без него никто не сможет увидеть «картинку». Чтобы журналист и оператор с 15-килограммовой камерой могли передвигаться по городу без затруднений, нужен водитель. Чтобы зрителю увидеть на экране целостную, понятную картину события, нужен монтажер. Чтобы услышать, о чем идет речь в сюжете, нужен звукорежиссер. Чтобы материал вышел в свет без проблем, его просматривает выпускающий редактор. Чтобы журналист выглядел опрятно и аккуратно на экране, не обойтись без стилиста. Чтобы журналисту получать зарплату, нужен бухгалтер. Чтобы были деньги для оплаты труда, нужны «рекламщики». Подсчитали? А теперь умножьте на 5. Невероятно, сколько разных людей должны потрудиться, чтобы вы смогли включить телевизор и посмотреть любимый канал!
В конце можно было бы написать, что меня научили всему, что нужно знать журналисту для работы на телевидении. Но ведь это совсем не так! Учиться приходится каждый день. Это постоянный процесс, движение и жизнь. Моя маленькая, полная ежедневных чудес, Нарния.
Татьяна Соловьева.