Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
"ДНЕПРОВСКАЯ НЕДЕЛЯ"

9.08.2017

Остров сбывшейся мечты

<p>9.08.2017</p>
<p>Остров сбывшейся мечты</p>

Сергей Дубяго заболел морем еще мальчишкой: планировал построить личный корабль и отправиться в дальнее путешествие.

Спустя сорок лет его агроусадьба «Лилея» в деревне Мирогощ превратилась в остров сбывшейся детской мечты.

 В Чериковском районе на берегу красавца Сожа стоит каютное судно, сделанное собственными руками. Рядом — музей речных якорей под открытым небом. В домиках для отдыхающих — сплошь картины с бушующей стихией, рассекающими волны фрегатами и скалистыми утесами, а за порядком присматривает важно гуляющий здесь хозяйский любимец кот Боцман.

 

Дом на реке

После восьми классов Сережа легко поступил в Батумское мореходное училище, но спустя три месяца учебы забрал документы и вернулся домой: не свыкся с другой культурой и чересчур жарким климатом. Работал милиционером, но юношеского романтизма не утратил: время от времени листал старую подшивку советских журналов с эскизами судов и мастерил свой тримаран. Строительство растянулось на долгие десять лет. Безусловно, лайнер для Сожа был бы великоват, а вот прогулочный трамвайчик — в самый раз. Три палубы, каюта с пятью диванами, места хватило даже на холодильник с электроплитой — настоящий дом на реке! 

Путешествует теперь Дубяго по Сожу, нисколько не жалея о том, что окружают его родные берега, а не бескрайний океан. В самодельной посудине предусмотрено все под особенности реки. В знойную погоду уровень воды здесь резко падает, суденышко Сергея Николаевича пройдет даже там, где глубина по колено. Бороздятся речные просторы без винта — за счет реактивной тяги специального насоса, который засасывает и выталкивает воду. В общем, ни сесть на мель, ни затонуть судну не суждено. Срок его эксплуатации при должном уходе неограниченный. Ему и якорь служит непростой. Сделанный по чертежам московского изобретателя, эксклюзивный анкер берет любое дно — надежнее и не придумаешь.

 

Экспедиция

за якорями

Как только мечта стала явью, Дубяго принялся сооружать причал. Купил землю со столетними хижинами и приступил к созданию первой в районе агроусадьбы. На специальном подиуме гордо возвышалось судно, а вокруг кипела работа — росли двухэтажные дома и летние беседки... И вдруг при распиле бревен ветхого сарая, который собирались сровнять с землей, посыпались золотые искры. Когда добрались до клада, не поверили своим глазам. И откуда в сердцевине дерева взялся крестовый пятак времен Петра Первого?

Самое правдоподобное объяснение — проходившая в этих местах битва русских со шведами. Из исторических источников известно, что картечи не хватало, поэтому царь всея Руси распорядился собирать мелочь мешками и заряжать пушки деньгами. Видимо, эта монета, как игла, вшилась в молодое деревце, которое спустя два века превратилось в белорусский сарай.

Удивительная находка оказалась не последней. Купаясь в реке, хозяин усадьбы наступил на что-то твердое, нырнул и достал со дна якорь. Он-то и стал основоположником первого в Беларуси музея речных якорей.          

Узнав, что Дубяго начал собирать якоря, друзья, сослуживцы и даже незнакомые люди стали делиться своими экземплярами. Оказалось, жители Чериковщины их тоже находили в реке. В свободное время коллекционер отправлялся в экспедиции в верховье Сожа специально за новыми образцами. Сейчас в его коллекции около трех десятков якорей, датирующихся разными столетиями.

 

Секрет мастера

Знаток якорного дела, конечно, сразу разберется во всем разнообразии представленных в музее предметов: якоря-кошки с различным количеством лап, якоря, изготовленные из «болотного железа», которое практически не ржавеет и не гниет... Есть у Дубяго и немецкий экспонат, который, скорее всего, остался в водах нашего Сожа со времен Первой мировой войны. Форма у него необычная, похож на орла. К слову, приглянулся якорь и другим, был украден из музея. Но не забывайте, кем до выхода на пенсию работал коллекционер, друзья-сыщики быстро вернули пропажу на привычное место.

Особенно дорожит Сергей Николаевич восточным экземпляром — называет его «умной версией». И действительно, с двумя большими кольцами на двух противоположных сторонах — ему не грозит остаться на дне. И каким образом его потеряли? Разве что затонул вместе с кораблем.

Дубяго уверяет, что давным-давно возле Сожа могли изготавливать и якоря, ведь не просто так здесь добывали железную руду. Находки — тому подтверждение: весом от 800 граммов до 350 килограммов в зависимости от размера, у каждого свои задачи и возможности. Любопытно, что они отличаются и по «голосу». Почему у одинаковых на первый взгляд якорей разный звук, можно только догадываться. Говорят, секрет — в руках мастера.

 

Безупречная вещь

 Уж как пошло от Петра Первого, так по традиции и складывается. Правда, в те времена расплата за анкер плохого качества была жестокой. От кузнеца царь требовал «великое прилежание и крайнее искусство». Рабочего могли лишить жизни, если авария корабля происходила из-за поломки якоря. 

В XVIII веке суровому испытанию на прочность подвергались и сами якоря. Сначала их поднимали на высоту веретена и бросали пяткой на чугунный брус, потом, подняв на ту же высоту, опять бросали вниз рымом и, наконец, боком, серединой веретена на ствол пушки. Если якорь выдерживал эти три бросания, на нем выбивали особое клеймо. Такая проба бросанием сохранялась в России почти до конца прошлого века.

Сергей Дубяго так же, как и знаток кораблей писатель Джозеф Конрад, заключает, что якорь — одно из гениальнейших изобретений человечества, которое можно поставить вровень с топором, плугом, колесом. Потому как «нет другого предмета, столь несоизмеримо малого по сравнению с выполняемой им огромной задачей». 

Виктория СИДЕЛЬНИКОВА.

Фото автора.