Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Экономика

25.05.2017

«ХРУЩЕВКА» В ТРЕНДЕ

<p>25.05.2017</p>
<p>«ХРУЩЕВКА» В ТРЕНДЕ</p>

Какой у них запас прочности?

Москвичи, живущие в «хрущевках» постройки 1960—1970-х годов, вроде как радоваться должны — в Белокаменной начали запускать новую программу реновации жилья, согласно которой под снос подпадет около 4,5 тысячи панельных пятиэтажек. Предполагается, что в результате ее реализации новое комфортное жилье получат свыше полутора миллионов жильцов сносимых домов. Но… немалая часть москвичей выступает против такой реновации. А могилевские обитатели панельных пятиэтажек недоумевают: как это в здравом уме можно быть против того, что его «хрущевку» снесут, предоставив более комфортную замену?

Ни в какую не желают выезжать из «хрущевки» (точь-в-точь, как могилевские) и мои знакомые, живущие в районе «Мосфильма».

— Конечно, наш дом не назовешь респектабельным, — рассказывали они. — Зато у нас тихий, уютный, зеленый район. До центра недалеко. А ведь нам никто не может гарантировать, что новое жилье мы получим в этом же районе.

«А как насчет того, что «хрущевки» морально и физически устарели, что их эксплуатационный ресурс – на исходе?» — спрашивал знакомых. Не боятся, что дом сложится, как карточный домик?

— А ты видел по телику пятиэтажки в Грозном после чеченской войны? — ответили мне. — По ним били прямой наводкой, а они стоят!

К слову, и в Минске квадратный метр жилья в «хрущевках» практически не уступает стоимости «квадрата» в современных многоэтажках. Ларчик открывается просто. Во-первых, большая часть «хрущевок» — недалеко от центра, с хорошим транспортным сообщением и социальной инфраструктурой. Во-вторых, в условиях, когда банковские кредиты малодоступны, часть покупателей предпочитает современной просторной «однушке» сопоставимую по площади двух-трехкомнатную квартиру в «хрущевке». Кстати, старожилы могилевских пятиэтажек тоже говорят, что выставляемые на продажу квартиры долго не пустуют, что чаще всего их приобретают молодые семьи.

Ну, а вопрос о сроке жизни (называют и 50, и 80, и 100 лет) и изношенности «хрущевок» — дискуссионный, считают специалисты. Понятий морально и физически устаревших домов в белорусском законодательстве нет. Есть категория «аварийное жилье», есть процедура признания дома аварийным, последующего его сноса и расселения жильцов. Но не было, похоже, в стране случая, чтоб панельная «хрущевка» (не говоря уже о блочных и кирпичных) была признана аварийной, непригодной для проживания.

Как сообщил замдиректора ЖРЭУ Ленинского района Могилева Сергей Костогладов, на его территории насчитывается 114 «хрущевок» (в основном серии 1-335) — почти 10% от общего количества домов. Самая старая из них построена в 1962 году, последняя, на улице Королева, в 1991-м.

— Конечно, где-то в таких домах появляются проблемы со стыками, где-то может потребоваться ремонт кровли, выступающих конструкций, — говорит Сергей Костогладов. — Но в целом, там, где железобетонные стены, перекрытия и лестницы, — нечему гнить и проваливаться. Все дома ежегодно весной и осенью обследуются, ремонтируются по мере необходимости. И, между прочим, есть в городе дома, которые построены значительно раньше «хрущевок» — с ними больше проблем. Да, можно рассуждать о сроках эксплуатации панельных пятиэтажек, но все зависит от фактического износа дома. Если фундамент не размывает, подвал не затапливает, арматура не покрывается коррозией, такой дом может и век простоять. В Беларуси использовались достаточно удачные проекты, и несущая способность этих домов пока еще в нормальном состоянии.

Некоторые эксперты-строители также полагают, что при идеальном сварном креплении срок службы железобетонных конструкций может быть продлен до 100 и больше лет. Но при условии, что каждые 25 лет делается капремонт, и каждые 7—10 лет — текущий. Однако, по словам жителей, к примеру, микрорайона Юбилейный, застраивавшегося  «хрущевками» в 1970-х годах, комплексный капремонт вроде как не проходила ни одна панельная пяти-этажка. «Решение о капремонте принимается  горисполкомом в зависимости от технического состояния дома, — подчеркивали коммунальники. — А дома на Юбилейном строились на 10—15 лет позже, чем на Космонавтов, Мира, Островского…»  И даже не все из ежегодно предлагаемых  ЖРЭУ для капремонта дома, по словам Сергея Костогладова, попадают в окончательный список. Его формируют в зависимости от объемов финансирования, поэтому выбирается самое проблемное жилье. Любой могилевчанин может ознакомиться со списком домов, включенных в программу  капремонта, на сайте управления коммунальных предприятий города.

На что чаще всего жалуется жильцы панельных домов? Это проблема «расходящихся» швов в квартирах — могут промерзать стыки, проходить влага после дождей. В таких случаях обязано принимать меры ЖЭУ. Еще одна проблема — балконы, где может разрушаться бетон, коррозировать арматура. Но, отмечают коммунальники, нельзя сравнивать несущую способность жесткой панельной конструкции и   балконной плиты, поливаемой всеми дождями. Работники ЖЭУ обязаны визуально осматривать балконы, реагировать на обращения жильцов. Если при обследовании выявляется, что балкон сильно поврежден, ЖЭУ выписывает предписание о запрете его эксплуатации до ремонта. Много на доме аварийных конструкций — решается вопрос о включении его в список объектов по капремонту.

В свое время белорусские проектировщики разработали проекты реконструкции и модернизации «хрущевок», которые при капремонте ряда зданий были реализованы. В Ленинском районе Могилева, по словам коммунальников, было модернизировано около 20 домов — на улице Космонавтов, Орловского, проспекте Мира…  Проводилось утепление стен, ремонт кровли, замена балконов на лоджии, иногда —  замена инженерных сетей.

К слову, «хрущевки» массово строились не только в СССР, но и в странах Варшавского договора, в Финляндии. Только в Восточном Берлине возвели панельных домов более чем на 250 тысяч квартир.

— Я был в составе делегации в Берлине, — вспоминал главный инженер Ленинского ЖРЭУ Сергей Иванченко, — знакомился и с опытом масштабной реконструкции панельного жилья. Она, конечно, впечатляет: менялись покрытие крыши, балконы, утеплялись фасады, проводилась замена инженерных коммуникаций, благоустройство придомовых территорий. Реализовывались и оригинальные архитектурные решения — внешний облик панельной пятиэтажки становился совершенно другим, более презентабельным. Но надо и понимать, что модернизация в Берлине проводилась за счет жильцов, для которых не было проблемой взять банковский кредит под каких-нибудь 2%.

А в Эстонии  реновация «хрущевок» осуществлялась через жилищные товарищества, в Литве — по «грантовым» программам Евросоюза. В Беларуси такие варианты реновации пока едва ли возможны: жильцы старых многоэтажек товариществ практически не создают, денег у людей не густо, кредиты — дорогие. А теплореновацию домов в стране за государственный счет с недавнего времени и вовсе перестали проводить.

— В апреле прошлого года вышло постановление Совмина  №324, согласно которому капремонт теперь не предусматривает сплошного утепления наружных стен жилых домов, — проинформировала начальник отдела управления коммунальных предприятий Могилева Наталья Островская. —  За счет средств, направленных на капремонт,  выполняются работы по восстановлению конструктивных элементов здания (кровли, фундамента, балконов и лоджий и других), фасадов с устранением сырости и продуваемости отдельных их фрагментов (торцы зданий, отдельные места на фасаде).

Словом, цель капремонта, подчеркнули коммунальники, восстановление прежнего качества жилья, и не более того. Прохудилась кровля — ее заменят, если трубы не в порядке, их восстановят. А модернизация — это уже улучшение жилищных условий, и за счет государства не проводится.

Так что утепление дома — исключительно за средства жильцов. Примеров, чтобы они скинулись на «термошубу» для всего здания, в Могилеве пока нет. Но — есть случаи, когда отдельные собственники жилья  заказывают и оплачивают  утепление своих квартир.

 Насколько эффективны ремонты «хрущевок» и как много им отпущено лет — на эти вопросы не берется ответить никто. Видимо,  такой дом будет стоять до тех пор, пока его официально не признают аварийным. Или найдутся-таки инвесторы, которым будет выгодно снести старые панельные дома и на их месте построить новые.

Геннадий АЛЕКСАНДРОВ.

Александр БУЛАЙ (фото).