Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Sed Lex

2.03.2017

ИЗМЕНА ФОРТУНЫ, ИЛИ КРИМИНАЛЬНЫЙ АВТОБИЗНЕС

<p>2.03.2017</p>
<p>ИЗМЕНА ФОРТУНЫ, ИЛИ КРИМИНАЛЬНЫЙ АВТОБИЗНЕС</p>

В начале двухтысячных в белорусских городах начали периодически пропадать из гаражей и бесследно исчезать  автомобили. Правоохранители полагали, что это дело рук преступной группы, занимающейся криминальными поставками автозапчастей в Санкт-Петербург и Подмосковье.

«Интеллектуальные кражи»
Интересовали жуликов только конкретные модели — дизельные «Фольксвагены-Пассаты» и «Фольксвагены – Транспортеры» Т-2 и Т-4. Однажды две таких машины, микроавтобус и легковушка, исчезли в Могилеве. Оба гаража были вскрыты вульфом и обчищены до нитки. В одном из них воры забрали столько, что правоохранителям не хватило даже листа формата А4, чтобы печатным шрифтом перечислить все украденное: электродрель, перфоратор, несколько канистр,  галогенные лампы, автомобильные фары, «вульф», паяльник, слесарный набор и многое другое. Вместе с автомобилем общая сумма похищенного потянула почти на тысячу базовых величин!
— В моей следственной практике это были первые интеллектуалы в сфере преступного автобизнеса высокого уровня, — рассказывает подполковник юстиции в отставке Дмитрий Шишков. — Подобные преступления очень сложно расследовать из-за их продуманности и использования злоумышленниками научно-технических достижений. Автоворы вели себя крайне осторожно и не использовали сотовые телефоны, зная, что их можно отследить. Парадокс — но именно на сотовом телефоне они и погорели.

Телефон и подушки
Оперативниками уголовного розыска была получена информация, что кражи — дело рук какого-то неместного перегонщика. Скорее всего — жителя Витебска, некого Евгения Кленина (имя изменено — прим.). Итак, подозреваемый у правоохранителей был, но не имелось доказательств. А без них, как известно, направить дело в суд невозможно.
— Расследование уголовного дела — это коллективный труд, — объясняет  Дмитрий Шишков. — Без милиционеров патрульно-постовой службы, работников ГАИ и  уголовного розыска один следователь не справится. Только после того, как общими усилиями собран большой объем информации, он ее анализирует, принимает решение и планирует дальнейшее следствие.
Могилевские опера связались с витебскими коллегами и попросили помощи. Стало известно, что на жену  подозреваемого Евгения  на авторынке зарегистрирована торговая точка с автозапчастями. Оперативники тут же отправились в Витебск, под видом обычных покупателей пришли на авторынок, нашли павильон и присмотрелись, какими запчастями там торгуют. Все совпадало  — в наличие были только дизельные запчасти на вышеупомянутые «Фольксвагены». К тому же  продавец рассказал, что у них есть склад и под заказ можно привезти какую угодно запчасть. Разумеется, бывшую в употреблении.
Надо отметить, что у одного из потерпевших могилевчан в микроавтобусе лежали две подушки и мобильный телефон. Подушки были собственноручно сшиты супругой водителя, следовательно — легко узнаваемы. А сотовые телефоны в начале двухтысячных в Беларуси только появлялись…
Евгений опрометчиво выбросил сим-карту владельца, вставил в краденый телефон новую  и подарил его жене. Когда IMEI номер «засветился» в Витебске, следователь получил еще одно подтверждение вины Кленина.
— Но доказать причастность к кражам автомобилей по-прежнему было тяжело, — рассказывает Дмитрий Шишков. — Машины после преступления сразу разбирались и «уходили» в Питер. А на тех деталях, что шли на реализацию на рынок, не было написано, с какой они машины. Это сейчас стали применять маркировку деталей невидимой краской. А тогда этого еще не было, так что попробуй докажи, краденые они или нет!

Сарай в деревне
Следователь с оперативниками отправились в Витебск, по дороге делились версиями и составляли план. Было решено ехать к старому знакомому Евгения — Борису. Между ними когда-то произошел конфликт, из-за которого Борис  затаил на товарища обиду. На ней и решили «сыграть», и это сработало.
— За городом, оказывается, жил дедушка жены перегонщика, — вспоминает Дмитрий Шишков. — И там, в деревне, якобы шла разборка украденных машин. Мы помчались туда, приехали уже в темноте. Дедушке представились знакомыми зятя, и он показал большую хозяйственную постройку, битком набитую запчастями. Забегая наперед, отмечу: витебская милиция потом три дня вывозила оттуда грузовиками не только запчасти, но и имущество, похищенное из гаражей. Люди со всей Беларуси приезжали и опознавали свои вещи.
Тактика преступников была достаточно простой. Приезжая в новый город, они ездили по улицам, присматривали интересующие машины и «садились на хвост». О качестве авто делали выводы по характеру работы мотора, по выхлопному дыму и собственно внешнему виду. Определяли, «убитый» двигатель или нет, смотрели, нет ли царапин на кузове. Сопровождали автомобиль до самого вечера, пока владелец не припарковывал его около дома или не загонял в гараж.
Роли в группе распределялись четко. Один или два человека гараж вскрывали и грузили добро, затем наступала очередь перегонщика. Он садился в машину, заводил и крутил руль до пункта назначения. Те, кто вскрывал, сопровождали добычу —  ехали за автомобилем и перед ним, по радиостанции сообщая о чистоте дороги.
Как выяснилось в дальнейшем, один из пропавших автомобилей на запчасти не пошел, а был благополучно продан в России ничего не подозревающему человеку. Впоследствии машину обнаружили в Подмосковье, и законному владельцу пришлось судиться с добросовестным покупателем. Свой автомобиль он в конце концов вернул, но уже в изрядно «добитом» состоянии.

Разбитые мечты
В тот раз из всей преступной группы перед судом предстал только 30-летний Евгений, которому в деле была отведена роль перегонщика. Его подельникам удалось избежать меча Фемиды из-за недостаточного количества доказательств.
Однако когда Кленин уже отбывал наказание, они попались на другом аналогичном преступлении и также были приговорены к лишению свободы.
Для Кленина встреча с законом была не первой, в прошлом он уже имел судимость за хищение. В отношении его также  возбуждалось и несколько уголовных дел за кражи машин, но все они были прекращены за недоказанностью. Но в этот раз фортуна не была к нему столь милостива.
— Не имевший высшего образования Кленин был умнее многих «технарей» с дипломами, — рассказывает Дмитрий Шишков. — И, направив свой талант в полезное русло, мог бы преуспеть в законном бизнесе и многого добиться. Но эту возможность он упустил.
Следователю Евгений потом рассказал, что собирал деньги, чтобы уехать с семьей жить за границу…
Марина КОМАРОВА.