Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Sed Lex

13.10.2016

И КЛИЕНТ, И СУТЕНЕР

<p>13.10.2016</p>
<p><b>И КЛИЕНТ, И СУТЕНЕР</b></p>

Несколько лет назад в Могилеве перед судом предстал 60-летний Максим Касечев (все имена из этических соображений изменены). Обвиняли его сразу по ряду уголовных статей, хотя до этого за всю жизнь мужчина в поле зрения милиции не попадал ни разу. Как говорится, был примерным гражданином, мужем и отцом.
Максим Егорович овдовел, когда дети уже выросли. После смерти супруги женился второй раз, но взрослые люди, каждый со своим характером, этими самыми характерами и не сошлись. Поэтому вскоре разъехались.
Касечев зажил беззаботной жизнью холостяка в небольшой квартирке. Купил себе компьютер, зарегистрировался в социальных сетях и стал проводить много времени на просторах Интернета. Была у Максима Егоровича своя тайная жизнь, о которой знали единицы.
Квартира
для свиданий
Касечев, возможно, никогда и не привлек бы внимания представителей правоохранительных органов, но его имя оперативникам назвал парень, задержанный за оказания услуг интимного характера мужчинам.
— Сотрудникам подразделения  по наркоконтролю и противодействию торговле людьми, которые также занимаются преступлениями в сфере нравов,  стало известно о несовершеннолетнем парне, оказывающем мужчинам сексуальные услуги, — рассказывает начальник отдела следственного управления УСК по Могилевской области подполковник юстиции Кирилл Чернов.
Юный Славик при встрече с милиционерами  признался в знакомстве с неким, как он выразился, «дедом Максимом», который держит дома притон для однополых свиданий. Рассказал, что вступал с ним и его другом в интимные отношения за деньги.
В советском уголовном праве мужеложство — сексуальные контакты между мужчинами — относилось к преступлениям против личности.  Наказывалось это преступление довольно сурово — лишением свободы сроком до пяти лет. А если имелись отягчающие обстоятельства, за решетку можно было попасть и на все восемь. В Уголовном кодексе Беларуси статьи за мужеложство нет, но срока за сводничество и секс с несовершеннолетними никто не отменял. Милиционеры «дедом» заинтересовались всерьез.
Вскоре выяснилось, что Максим Касечев действительно занимался сводничеством. На специальных сайтах в Интернете он знакомился с мужчинами, находил их также в группах соцсетей, вел с ними переписку. Приезжали к нему в основном с периферии, были гости и из других областей республики. Даже из соседних стран!
Друзей по переписке, то есть своих потенциальных сексуальных партнеров и партнеров для своих знакомых, он приглашал в гости, разрешал жить сколько угодно. Кто-то приезжал на одну ночь, кто-то останавливался на неделю.
— Классическая проститутка — это женщина, за плату принимающая у себя мужчин. А здесь все было иначе. К мужчине приезжал клиент, с которым он приятно проводил время за плату. Но этим все не ограничивалось. Максим Касечев звонил своему другу и приглашал его в гости. При этом было понятно, что это будут не просто дружеские посиделки. Он рассказывал, что у него дома сейчас находится молодой человек, который за свои услуги просит определенную сумму. Еще придется заплатить и самому Касечеву за, так сказать, предоставление помещения, — объясняет Кирилл Чернов.
Тетрадка
Могилевские следователи с таким криминалом столкнулись впервые — Максим Егорович, по сути, был сутенером, но являлся также и клиентом. При первых разговорах с оперативниками он все отрицал, потом — признался, правда, с оговоркой, что не брал ни с кого денег. Но милиционеры нашли переписку, это опровергающее.
— Были такие диалоги, — вспоминает Кирилл Чернов. — «Ты пишешь, что у тебя есть квартира. Вот мы сейчас с другом приедем, заплатим. Друг приедет из Минска, а я из Баранович. Идет?» Так договаривались о цене.
«Как я могу переписываться в Интернете, если я еле-еле умею им пользоваться?» — пытался сбить с толку правоохранителей Максим Егорович.
Но милиционеры и следователи обнаружили у него дома много записей-путеводителей по просторам глобальной Сети: «Сначала нажать эту кнопку, потом другую». Еще следователи нашли тетрадку, в которой хранилась «база» клиентов. Они насчитали там около трехсот мужских имен с указанием телефона и города проживания. Были там и несовершеннолетние ребята.
Соседи, узнав о занятиях пенсионера,  изрядно удивились. Да, они видели, что к Егоровичу часто ходят мужики. Ну а что такого? Выпить, что ли с друзьями нельзя? Главное, что никто не буянил, не нарушал общественный порядок, и не нужно было вызывать милицию.
Судили пенсионера сразу по нескольким статьям. Вменили организацию притона и использование занятия проституцией. Также осудили за совершение действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, и распространение детской и взрослой порнографии в сети Интернет, так как на своей страничке в социальной сети он хранил фото обнаженных мальчиков.
Суд приговорил Максима Касечева к семи с половиной годам лишения свободы.
Марина КОМАРОВА.