Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Былое

26.11.2015

ЖИВОЙ МОСТ

<p>26.11.2015</p>
<p>ЖИВОЙ МОСТ</p>

Благодаря картине Франца Рубо «Живой мост» до наших дней дошел один из подвигов русских солдат, верных долгу и чести, готовых в трудную минуту пожертвовать своей жизнью ради Родины и боевых товарищей.
Воспользовавшись тем, что Россия воевала с Францией в Западной Европе, в июне 1805 года наследный принц персидского шаха Фетх-Али Аббас-Мирза с двадцатитысячной армией двинулся на город Шуша. В городе находилось всего шесть рот егерей при 10 орудиях под началом майора Лисаневича. Все, что мог в тот момент выставить в качестве подкрепления командующий русскими войсками на Кавказе князь П.Д.Цицианов, был 17-й егерский полк легендарного полковника Павла Михайловича Карягина, отличившегося при штурме крепости Гянджа в январе 1804 года. Его егеря в том бою дрались как львы, но понесли потери убитыми и ранеными. Так что полк числился только на бумаге.
21 июня в Шушу из Гянджи выступил отряд в 493 солдата и офицера при двух орудиях. Но до города они не дошли. 24 июня персидская конница в 3000 сабель внезапно напала на колонну егерей. Русские солдаты успели построиться в каре и три часа пулями и картечью отбивали яростные атаки персов. Заметив приближение крупных сил противника, полковник Карягин приказал егерям отходить к близлежащему холму. Там отряд  занял круговую оборону.
Бой длился до самой ночи. Несмотря на свою малочисленность, егеря нанесли персам такой урон, что на следующий день Аббас-Мирза не отважился наступать на русские позиции, а решил взять их измором.
25 июня персы установили четыре батареи осадных орудий и стали обстреливать обороняющихся. По воспоминаниям одного из участников боя: «Положение наше было весьма и весьма незавидное и становилось час от часу хуже. Нестерпимый зной истощал наши силы, жажда нас мучила, а выстрелы с неприятельских батарей не умолкали…» Сам Карягин к этому моменту был трижды контужен и ранен пулей в бок навылет. Однако о том, чтобы сдаться, хотя условия предлагались весьма почетные, никто даже не думал. Мало того, русские солдаты стали совершать ночные вылазки в стан неприятеля. В ночь на 27 июня отряд поручика Ладинского разгромил все батареи и захватил 15 орудий. «Что за чудесные русские молодцы были солдаты в нашем отряде. Поощрять и возбуждать их храбрость не было мне нужды», – вспоминал позже Ладинский.
На рассвете 27 июня Аббас-Мирза бросил свои войска на решительный штурм. Бой за высоту длился целый день. Понеся большие потери, персы отошли. Но и положение наших солдат было незавидным. Отряд к этому времени потерял больше сотни солдат. К тому же в лагере закончились еда и вода. Карягин снарядил команду фуражиров из двадцати человек под руководством поручика Лисенкова, оказавшегося французским шпионом. В результате его измены назад в лагерь вернулись лишь шестеро израненных солдат.
Полковник Карягин понял, что персам теперь известно о тяжелом положении его отряда. Поскольку путь в Шушу был отрезан, он предложил офицерам ночью прорвать кольцо окружения, выйти к реке Шах-Булах и занять небольшую крепость, стоящую на ее берегу. Проводником в этом отчаянном предприятии стал местный житель, армянин Вани.
Отряду Карягина удалось невозможное. Русские не только оторвались от преследователей, но и с небольшими потерями захватили крепость Шах-Булах, разогнав персидский гарнизон из 200 человек. Там можно было перевязать раненых и отдохнуть. Но в цитадели не оказалось продовольствия. Достать припасы вызвался все тот же Вани. Самое удивительное, что отважный армянин великолепно справился с этой задачей.
К вечеру к крепости подошли персидские войска. Аббас-Мирза четверо суток пытался выбить упрямых русских из укрепления. Но его армия вновь понесла потери и вынуждена была перейти к осаде...
Тем временем проводник Вани, отправленный на разведку, принес хорошую весть: в десяти верстах от них находится крепость Мухрат и персов в ней нет. Туда и было решено пробиваться. Под покровом темноты уставший и израненный отряд покинул крепость. Шли молча, стараясь не шуметь. Их было 179 человек при двух орудиях, в которых оставалось 45 зарядов.
Во время этого перехода был совершен еще один подвиг. Дорогу отряду преградил ров, через который невозможно было переправить орудия, а без артиллерии бой с персидской конницей становился невозможным. Тогда батальонный запевала Гаврила Сидоров спрыгнул в ров. За ним последовали еще три добровольца. Солдаты из ружей выложили мост, опиравшийся на их плечи. Первое орудие переехало на другую сторону, второе же сорвалось и колесом ударило рядового Сидорова в висок. Похоронив героя, отряд продолжил свой марш. Есть и другая версия этого эпизода: «…отряд остановился перед небольшим рвом. Леса, чтобы сделать мост, поблизости не было. Тогда четверо солдат добровольно вызвались пособить делу. Перекрестясь, они молча легли в ров, и по их телам перевезли орудия. Двое остались живы, а двое за геройское самопожертвование заплатили жизнью»...
За три версты до крепости Мухрат отряд атаковали несколько тысяч персидских всадников. Они сумели пробиться к пушкам и захватить их. Как вспоминал один из офицеров: «Карягин закричал: «Ребята, вперед! Спасайте пушки!» Все бросились как львы...» Видимо, солдаты помнили,           КАКОЙ ценой им достались эти орудия. Не выдержав яростной штыковой атаки, персы отступили, так и не сумев сломить сопротивление русских.
Бойцы заняли Мухрат. Теперь их позиция стала неприступной. На очередное письмо Аббас-Мирзы с предложением высоких званий и огромных денег на персидской службе Карягин ответил: «Вы имеете ко мне милость; а я вас имею честь уведомить, что, воюя с неприятелем, милости не ищу…»
9-го июля князь Цицианов, получив от Карягина рапорт, тут же выступил навстречу персидскому войску, ведя за собой 2300 солдат с 10 орудиями.  15 июля Цицианов разбил и прогнал персов, а после соединился с остатками отряда полковника Карягина.
За этот поход полковник Карягин был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость», все офицеры и солдаты получили награды и жалованье. Рядовому Гавриле Сидорову был установлен памятник в штаб-квартире 17-го егерского полка.
Кстати
Павел Михайлович Карягин на военной службе был с 1773 года. С 1783 года – подпоручик Белорусского егерского батальона. Чин майора получил за штурм Анапы в 1791 году. В 1803-м назначен командиром 17-го егерского полка. За штурм Гянджи удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени.
Франц Рубо – автор самых известных панорам:  «Оборона Севастополя» и «Бородинская битва». Его картина «Живой мост», написанная в 1892 году, так поразила Николая II, что император распорядился выкупить ее у автора и разместить в Зимнем дворце.